16+
ComputerPrice
НА ГЛАВНУЮ СТАТЬИ НОВОСТИ О НАС




Яндекс цитирования


Версия для печати

Модуль поиска не установлен.

Интернет и право

09.09.2003

Светлана Шляхтина <shl_s2@mail.ru>

Материал подготовлен на основе анализа существующих законодательных актов, проектов, находящихся на рассмотрении в Государственной Думе и материалов всероссийских конференций "Право и Интернет: теория и практика", законодательных документов С. Петровского, эксперта Комитета по информационной политике Государственной Думы РФ

Интернет настолько прочно занял свое место в современном мире, что уже никто, пожалуй, кроме юристов, не задумывается о его природе и не размышляет на тему, что же он из себя представляет. По крайней мере, как пользоваться Сетью, знает почти любой школьник. Однако, оказывается, что с юридической точки зрения Интернет как структура не вписывается ни в один из существующих на сегодня российских федеральных законов.

И трудности здесь возникают буквально на каждом шагу, начиная с того, что в юриспруденции не существует определения Интернета как такового, и кончая особенностями его регулирования.

В результате сегодня юристы продолжают активно доказывать, что Интернет не является ни субъектом права, вступающим в различные отношения со своими клиентами, ни объектом правоотношений, да и вообще чем-то единым, ведь ни в одной стране мира не существует организационной структуры, выступающей в качестве единоличного собственника или владельца данной компьютерной сети. Хотя тут можно и поспорить, ведь компаний-монополистов в Сети предостаточно. Юристы правы и в том, что Интернет не имеет собственного обособленного имущества и не способен иметь какие-либо самостоятельные права и, соответственно, нести какие-либо обязанности, так как за каждым возникающим при работе в Интернете правоотношением стоит конкретный правоспособный субъект. В итоге, большинство законодателей склоняются к тому, что Интернет не может являться юридическим лицом.

Встает вполне законный вопрос: если с точки зрения юристов все обстоит именно так, то зачем им вообще задумываться на тему не вписывающегося ни в какие юридические рамки Интернета? Но нет - всемирная Сеть порождает многочисленные правоотношения, ведь каждый из нас может вступать в договорные отношения с провайдерами, пользователями, разработчиками ПО, организациями связи и пр., а также совершать в Сети конкретные сделки: аренды, купли-продажи, передачи каких-либо прав и пр.

В итоге получается, что правовое регулирование Интернету действительно необходимо, и, по большому счету, должно включать в себя коммерческое законодательство, меры по развитию конкуренции, лицензирование и технологические стандарты, регулирование цен, налоговое обложение, защиту интеллектуальной собственности и потребителей, обеспечение ответственности провайдеров, преследование компьютерных преступлений и пр.

А значит, по всей видимости, какой-то специальный "Закон об Интернете" или пакет законов должен существовать. Но пока в России разрабатываются и предлагаются на рассмотрение проекты такого закона, Сеть продолжает развиваться в соответствии со своими нормами и правилами.

На мировом юридическом поприще

Учитывая, что мировые просторы Интернет начал осваивать намного раньше, нежели российские, то не помешает при решении вопроса о юридическом регулировании Сети оглянуться вокруг и посмотреть, какова мировая юридическая практика. И оказывается, что здесь тоже все обстоит весьма непросто.

К примеру, в США с 1997 года юристы активнейшим образом занимаются нормотворческой деятельностью сети Интернет, а в штате Калифорния на сегодня свыше двух десятков нормативно-правовых актов, относящихся к использованию всемирной Сети.

Но ни в одной стране мира нет всеобъемлющего законодательства по Интернету, а существующие нормативные акты регулируют лишь частные вопросы функционирования Сети. Еще более усложняет ситуацию то, что нормы, которые можно было бы применить к отношениям в Интернете, "разбросаны" по законодательным актам других отраслей права. И в дополнение к перечисленному - практически отсутствует регулирование Интернета на международном уровне, хотя отдельные шаги в этой области и были сделаны.

Что касается степени жесткости регулирования, то тут можно выделить, весьма условно, два направления: западное и восточное. Восточное направление подразумевает принцип ответственности провайдеров за любые действия клиентов и запреты на доступ в отдельные сферы Сети. Западное направление более демократично и предполагает минимальное вмешательство со стороны провайдеров в действия своих пользователей. Оба направления очень тесно переплетаются, и отдельные их аспекты могут иметь место в странах как западного, так и восточного регионов. Например, в США, где громко говорится о демократии, ограничен доступ к взрослому контенту Сети в школах и библиотеках. В то же время Карибские острова и Мексика по числу online - казино давно опередили весь остальной мир. А Европейский парламент, обеспокоенный событиями 11 сентября, принял в мае 2002 года закон, позволяющий правоохранительным органам заниматься мониторингом электронной почты частных лиц. И таких примеров великое множество.

О регулировании Интернета в России

По большому счету, весь период с момента появления первых российских пользователей Сети и поныне можно с юридической точки зрения разделить на два этапа: до принятия Федеральной программы "Электронная Россия на 2002-2010 годы" и после. Поэтому и особенности регулирования Интернета мы рассмотрим именно в этих двух ипостасях.

Однако есть юридические аспекты, имевшие место как до, так и после принятия программы. На начало 2003 года до сих пор в России не существует ни одного федерального закона о Сети, также как и самого юридического понятия "Интернет". В юридической практике, как правило, Интернет подразумевается тогда, когда в законодательных актах речь идет об "информационной" или "компьютерной сети". Очевидно, что под этими терминами можно подразумевать многое - в частности, компьютерная сеть может включать объединенные в сеть не только компьютеры, но сотовые телефоны и пр. Поэтому применение подобных формулировок в юридических документах, где вещи должны однозначно называться своими именами, совершенно недопустимо. Кроме того, в российском законодательстве отсутствует определение понятий: "сайт", "домен", "доменный адрес", "электронная почта", "хостинг" и прочих, повсеместно используемых при описании отношений, возникающих в Сети. В то же время содержащиеся в действующих законодательных актах определения понятий "информационный ресурс", "информационная система", "средство массовой информации", "информационный обмен" и иные - явно отстают от потребностей времени.

Все это понимают и российские юристы. И потому не случайны регулярно проводимые всероссийские конференции "Право и Интернет: теория и практика" (четвертая конференция прошла совсем недавно - 17 декабря 2002 года) и многочисленные законопроекты, переданные на рассмотрение в Государственную Думу.

Но вернемся к имеющим место российским законам.

Этап первый - до принятия программы

Все вышесказанное, по мнению юристов, в частности С. Петровского, вовсе не означает, что всемирная Сеть у нас никак не регулируется - в ряде случаев можно воспользоваться различными ранее принятыми законодательными актами. Правда, ни в одном из них Интернет не упоминается, но распространить на Сеть ряд законодательных актов с юридической точки зрения, оказывается, вполне возможно.

Понятие "Информационных ресурсов", право собственности на них и категории доступа к ним определяются статьями Федерального закона "Об информации, информатизации и защите информации". Этот закон устанавливает важное для пользователей интернет-услуг положение о том, что риск использования информации, полученной из несертифицированной системы, лежит на пользователе информации (п.3 ст. 22).

Закон "О средствах массовой информации" регулирует отношения, связанные с поиском, получением, производством и распространением массовой информации, в том числе и через телекоммуникационные сети (ст.24), что позволяет использовать закон применительно к Интернету.

Закон "Об авторском праве и смежных правах" теоретически распространяет авторское право и на произведения, "объективированные в виде записи в памяти компьютера, подключенного к сети Интернет". На практике, правда, все оказывается намного сложнее.

Согласно ст.3 закона "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных" его положения распространяются на любые программы или базы данных, а, значит, и находящиеся в сети Интернет.

Федеральный закон "О связи" регламентирует отношения в области связи, том числе отношения по предоставлению услуг связи с помощью сетей электросвязи путем обмена информацией между компьютерами, а значит, и во всемирной Сети.

А в ст.128 ГК РФ закреплен статус информации как объекта гражданского права.

В итоге можно утверждать, что, хотя с юридической точки зрения вышеназванные законы и охватывают часть проблем в области Интернета и оказания информационных услуг, пробелов, как и серьезных трудностей в применении этих законов на практике более чем достаточно, т.к. ни в одном из названных актов в принципе не учитывается специфика Сети.

Этап второй - программа в действии

Первый шаг в решении проблем ознаменовался принятием Федеральной программы "Электронная Россия на 2002-2010 годы", предусматривающей формирование нормативно-правовой базы информационных и коммуникационных технологий. По замыслам, такая база должна была обеспечить создание условий, необходимых для развития электронной торговли. Принятие программы стимулировало законотворческую активность, и в Государственную Думу было представлено порядка 10 законопроектов, так или иначе затрагивающих Интернет. Часть законопроектов так и осталась "на бумаге", часть - внесена и рассматривается Государственной Думой РФ, два были приняты. Это федеральные законы "Об электронной торговле" (6 июня 2001 года) и "Об электронной цифровой подписи" (13 декабря 2001 года), основная цель которых - обеспечить "зеленый свет" развитию электронной коммерции в России.

Несложно догадаться, почему в первую очередь именно в сторону электронной коммерции обратили свои взоры юристы - электронное заключение договоров давно стало в мире реальностью, а введение многими странами законов об "электронной подписи" придало электронной коммерции значительный размах.

Целью принятия закона "Об электронной торговле" является обеспечение юридического признания электронных сделок; обеспечение гарантий их действительности, а также гарантирование защиты охраны прав потребителей в сфере электронной коммерции.

Закон "Об электронной цифровой подписи" признал электронные документы и открыл возможности использования цифровой подписи (ЭЦП), которая определяется как "реквизит электронного документа, предназначенный для его защиты от подделки". Признание ЭЦП является ключевым для заключения электронных сделок. И не только в плане подтверждения личности, но также и для подтверждения подлинности сделки, неизменности содержания, для подтверждения волеизъявления лица, которое действует от имени, например, коммерческой организации или от своего имени для заключения сделки и пр.

Не стоит отрицать, что принятие вышеназванных федеральных законов свидетельствовало о том, что законодатели, наконец, признали Интернет и электронную коммерцию, в частности.

Бизнес online с точки зрения юристов

Однако сами юристы отнюдь не радужно смотрят на принятие двух вышеназванных проектов, и об этом, в основном, и говорилось на недавно прошедшей четвертой всероссийской конференции "Право и Интернет ...". Нет, конечно же, для всего юридического мира очевидна была необходимость их принятия. Но, как оказывается, недоработок в вышеназванных законах настолько много, что они мало чем в реальности могут помочь в развитии электронного бизнеса.

В частности, подчеркивалось, что название законопроекта Федерального закона "Об электронной торговле" не соответствует его содержанию - во всем мире используется термин "электронная коммерция", который значительно шире по своей сути термина "электронная торговля" (С.Петровский). В дополнение к этому, С.Петровский заметил, что новый закон вступает в противоречие с существующими в законодательстве многочисленными законами и иными нормативно-правовыми актами, содержащими термин "торговля". В законопроекте совершенно необоснованно выделены из всех сделок только связанные с осуществлением предпринимательской деятельности, тогда как общие положения об электронных сделках должны быть идентичными независимо от цели заключения электронных сделок, по аналогии с обычными сделками, и пр.

Что касается закона о ЭЦП, то в Концепции, принятой на четвертой конференции "Право и Интернет ..." российские юристы открыто заявили, что он, фактически, не действует в силу отсутствия нормативных актов, раскрывающих механизм действия системы удостоверяющих центров. Было подчеркнуто, что устанавливаемый данным законом порядок использования ЭЦП является достаточно жестким и потому во многих случаях не может применяться для целей электронной коммерции. Осуществление расчетов в сети Интернет также затруднено вследствие отсутствия необходимой нормативной базы, а положения, касающиеся использования платежных карт, не учитывают возможности осуществления платежей через Интернет.

Кроме того, в Концепции говорится, что "система нормативных актов, регулирующих электронные сделки, должна включать закон об ЭЦП, но не ограничиваться им. Необходимо создать единый массив законодательства, устанавливающий систему использования всех видов аналогов собственноручной подписи и электронных средств, используемых в электронной коммерции".

С точки зрения юристов, для урегулирования этого вопроса необходимо принятие Федерального закона "О сделках, совершаемых в электронной форме", поскольку законом "Об электронной цифровой подписи" не определяется механизм использования электронного документа, например, в качестве доказательства в суде, договора, документа бухгалтерской отчетности.

Настаивают юристы и на принятии закона "Об аналогах собственноручной подписи", который бы позволил использовать сторонами аналоги собственноручной подписи без предварительного заключения соответствующего соглашения и предусмотрел возможности перевода документов с электронного носителя на бумажный и обратно третьим лицом в отсутствие сторон.

А правовых проблем в Сети становится все больше

Пока российские юристы не "признавали" существование Интернета, все было достаточно просто - всемирная Сеть просто не вписывалась в юридические рамки. Однако пользователи Сети "не дремали", и вперед, за всем передовым человечеством, начали активно использовать Интернет для поиска информации, рекламы своих услуг, электронной торговли, сделок с недвижимостью и пр. Естественно, все это, как и во всем мире, стало настоящим катализатором в рождении самых разных правовых проблем. И сегодня, несмотря на принятие программы "Электронная Россия на 2002-2010 годы" и двух федеральных законов, ситуация лишь еще более осложнилась.

Юристы считают, что необходимо:

- привести в соответствие с современной интернет-действительностью действующие акты в сфере информатизации, в частности, закон "О связи";

- принять закон об Интернете, в который были бы введены основные понятия в сфере правового регулирования Сети;

- определить ответственность интернет-провайдеров;

- определить степень доступа к информации;

- обеспечить контроль за соблюдением авторских и смежных прав в Сети;

- принять меры по регулированию содержания Рунета (вредного и незаконного);

- определить статус доменного имени;

- сформировать работающий механизм интернет-экономики (электронный документооборот, электронные деньги, реклама, маркетинг и пр.).

На самом деле, вышеприведенный список не включает всех правовых вопросов регулирования Интернета, но рассмотрение всех проблем превысит рамки любой статьи. Поэтому ограничимся этим перечнем и рассмотрим некоторые проблемы с юридической точки зрения более подробно.

О глобальном законе об Интернете

Следует признать, что по вопросу необходимости создания глобального закона об Интернете в юридических рядах царит полный раскол - одни считают, что такой закон необходим, другие предполагают обойтись узконаправленными законопроектами. В настоящий момент в Государственной Думе на рассмотрении находится проект Федерального закона "О правовом регулировании оказания интернет-услуг", который, по сути, и мог бы стать таким законом об Интернете.

Законопроект призван решить следующие задачи:

1. Определить основные понятия в сфере правового регулирования Интернета, таких как "Интернет", "интернет-услуги", "компьютерные данные", "электронная почта" и пр.

2. Установить принципы лицензирования и сертификации в области оказания интернет-услуг.

3. Распределить ответственность между оператором связи и пользователем сети Интернет за передачу данных, содержащих сведения, распространение которых ограничено или запрещено на основании Конституции, федерального закона или иного правового акта либо договора.

4. Определить ответственность пользователей Сети за систематическую отправку по адресам электронной почты не запрошенных данных рекламного характера (спам).

О свободном доступе к информации

Согласно Конвенции, принятой на четвертой российской юридической конференции "Интернет и право ...", в этой связи необходимо внести изменения в закон "Об информации, информатизации и защите информации", дополнив его понятиями из сферы электронного документооборота. Кроме того, следует принять закон "О праве на доступ к информации", в котором бы были отражены положения о доступе к информации.

По планам юристов, необходимо и принятие закона "О развитии государственных информационных ресурсов", который бы обеспечивал права пользователей на доступ к информации, содержащейся на государственных информационных ресурсах.

Об интеллектуальной собственности и авторском праве

По словам Калятина В., юриста московского представительства международной юридической фирмы "Фрешфилдс Брукхаус Дерингер", ни одно из авторских правомочий, закрепленных в Законе РФ "Об авторском праве и смежных правах" не способно отразить специфику использования объекта авторского права в Интернете. К примеру, запись произведения на компьютер может рассматриваться как воспроизведение произведения. Однако пользователь, сделавший запись, может иметь право на запись произведения на свой компьютер, и тогда никакого нарушения нет. Ситуация в корне меняется, когда данный компьютер с записью становится доступен через Сеть, и создаются условия для использования этого произведения другими лицами. А с точки зрения закона, и здесь никакого нарушения нет, хотя налицо незаконное распространение произведения. И таких примеров немало. В целом, Интернет предоставляет самые широкие возможности для фактически бесконтрольного воспроизведения и распространения объектов авторского права. Поэтому однозначно необходима переработка закона об авторском праве с учетом специфики Интернета.

О статусе доменных имен

Данная проблема вызывает острую дискуссию у российских юристов. Да и во всем мире число судебных процессов, связанных с доменными именами, уже давно исчисляется сотнями. В доменных именах обычно видят либо традиционные объекты интеллектуальной собственности (фирменные наименования либо товарные знаки), либо полагают, что право на наименование домена есть право "sui generis", имеющее особую природу и отличающееся от исключительных прав на иные информационные объекты.

Однако в своем докладе на четвертой конференции "Интернет и право ..." А.Трофименко, доцент Саратовской государственной академии права, утверждает, что ни один из названных подходов не в состоянии решить проблему, т.к. и в том, и в другом случаях будут нарушаться интересы правообладателей. В то же время, решение вопроса необходимо, и исходить придется, в первую очередь, из технических соображений, ведь каждое доменное имя по своей природе уникально.

По мнению М. Мозгова, преподавателя кафедры Гражданского права и процесса Курск ГТУ, следует отнести доменное имя к объектам интеллектуальной собственности. Многие юристы придерживаются того же мнения и считают, что российское законодательство уже сегодня может признать исключительность прав на доменные имена и распространить на них режим интеллектуальной собственности. Однако без проблем при решении этого вопроса будет не обойтись, учитывая, что в ряде случаев невозможно определить, кому должно принадлежать то или иное доменное имя "по праву", хотя стратегия поведения заявителя уже сегодня очевидна - вначале регистрация доменного имени и фирменного наименования, а уже затем - товарного знака.

В качестве заключения

Чтобы подвести итог в отношении противостояния "Интернет и право", мне хотелось бы привести слова из резолюции четвертой конференции "Интернет и право ..." - "нельзя признать удовлетворительным современное состояние законодательства и правоприменительной практики в сфере обеспечения доступа к информации". "Основными проблемами в этой сфере являются несистемность и противоречивость законодательства, невнятность используемого понятийного аппарата, наличие в нем значительного количества пробелов, общая слабость нормативной базы, обуславливающая невразумительную практику применения норм закона".



статьи
статьи
 / 
новости
новости
 / 
контакты
контакты