16+
ComputerPrice
НА ГЛАВНУЮ СТАТЬИ НОВОСТИ О НАС




Яндекс цитирования


Версия для печати

Модуль поиска не установлен.

ГЛАВНОЕ - НАЧАТЬ

27.05.2007

Сергей Кантов

В больнице умирал Человек. Он лежал в одиночестве в центре большой светлой комнаты и задыхался, чувствуя, как давят на него белый потолок и голубые стены. Дышать становилось все труднее и труднее, воздух с хрипом вырывался из горла. Он закрыл глаза и пересохшими губами с трудом прошептал: "Врешь, меня не возьмешь!"

- Сопротивляешься? - услышал он знакомый голос. - Зачем?

С трудом приоткрыв веки, Человек разглядел перед собой Николая Егоровича, своего бывшего начальника, умершего года два тому назад.

- Успокойся, - продолжал тот. - Иначе рассыплешься по миру. Потом не соберем.

- По миру? - прохрипел Человек. - Ты за мной пришел? Рано еще, я буду жить!

- Конечно, будешь. Я успокоить тебя, дурака, пришел, - Николай Егорович то ли закашлялся, то ли рассмеялся.

От этого смеха Человек, неожиданно для себя, успокоился.

- Значит, ничего непонятного не будет. Откуда взялся Николай Егорович? Значит, и я смогу еще что-нибудь сделать?

- Конечно, сможешь. Нам с тобой еще столько дел предстоит переделать, - прочитав его мысли, подхватил Николай Егорович. - А сейчас успокойся. Иначе неизвестно куда попадешь. Перерождение должно быть благоприятным для нас.

"Перерождение", - Человек совсем успокоился. - "С чем я борюсь? С болью? Но ведь ее уже нет", - он закрыл глаза и перестал дышать. Сердце несколько раз толкнулось в груди и остановилось. Стало совсем легко. Человек прошептал что-то непонятное и увидел себя со стороны. Увидел больничную палату, кровать и свое бывшее тело, такое спокойное и тихое. Увидел, как в палату вбежали два врача, увидел их суету, и ему стало весело. Он повернулся к Николаю Егоровичу, висящему в воздухе рядом.

- Как смешно они суетятся! Побудем здесь?

- Времени у нас мало. Тебе необходимо судьбу определять.

- Какая может быть судьба? Мы - материалисты. Тело мое мертво.

- Неужели ты еще ничего не понял? Ведь мысли твои остались. Идеи твои живы. Исчезнуть просто так они не смогут. Им сейчас необходимо определиться в веществе.

- Как это - определиться?

- Соберутся твои творения, мысли, вся жизнь в одном клубке. И ты сам все решишь.

- Как же мои творения соберутся? Ведь они по всей стране разбросаны.

- Соберутся. Им вещество не нужно. Только отношение к ним.

- Чье отношение?

- Всего: людей, природы.

- Что же? "Страшный суд" предстоит?

- Он не страшный. Ты соберись в точку и держись, а то потеряешься. Но нам ведь с тобой не привыкать... Я ведь сейчас тоже неустойчив. Вышел из вещества и могу в пространстве развеяться... Пора. Двигайся за мной! - и Николай Егорович устремился вверх, прямо сквозь потолок.

Вылетая следом за ним, Человек успел заметить, как его тело переложили с кровати на каталку и прикрыли белой простыней. Он поднимался сквозь этажи и наконец повис возле Николая Егоровича в сумраке чердака.

- Здесь поспокойнее будет, - торопливо заговорил тот. - Сейчас они явятся. Бери от своих творений все вечное, устойчивое. И помни, каждый образ тебе будет доступен только один раз. Вселяться не спеши, но и не медли. Вот уже собираются они. Я улетаю, иначе они меня развеют, - и исчез, растворился в сумраке чердака.

- Как я вас разыщу? - крикнул Человек, но ему никто не ответил.

И тут он почувствовал, что пространство вокруг него наполняется. Из сумрака чердака выступили гигантские плотины гидроэлектростанций, перегородившие реки. Все они были, как близнецы, статные, могучие, с аккуратными прямоугольниками водосбросов.

Вот они, родные мои. Сколько я их построил. И везде начинал с нуля. Главное - начать и организовать. Сколько энергии дал стране!

Сознание собственного могущества наполнило его. - "Только Человек способен сотворить такое", - и он почувствовал, что снова вернулся в человеческий облик. И засмеялся. И запрыгал на месте, подняв вверх послушные руки. - "Неужели я вновь способен творить?" - он прыгал и крутился, поднимая чердачную пыль.

Вдруг, словно горный обвал, плотины загрохотали.

- Для чего?! Мы убийцы. Реки стали мертвыми.

Человек застыл на месте и, оправдываясь, произнес:

- Я ведь энергию...

- Энергия здесь не нужна. Девать некуда. Но мы служим людям. Смотри на нашу работу!

Со всех сторон полетела на Человека вонючая гнилая рыба, слипаясь в плотный ком. Рыбьи пасти беззвучно раскрывались и вцеплялись в него. Он отбивался от рыб руками, ногами, стараясь выбраться наружу из этого клубка. Наконец это удалось, и он тяжело запрыгал по мягкой, податливой куче, подминая под себя падающие останки рыб.

"Уцелел!" - радовался Человек и вдруг упал, придавленный неожиданно рухнувшим на него сосновым стволом. Дерево придавило ногу и, пытаясь высвободиться, он стал раздирать ногтями гниющую древесину. Вспомнился и этот в спешке строительства вырубленный лес. Сверху падали все новые и новые деревья, ломая и калеча его новое упругое тело.

- Достаточно! Хватит! - но, казалось, никто не слышит этого крика. Человек уже не мог дышать, а деревья сдавливали его, и вокруг не было ничего, кроме них и мягкой, вонючей рыбы.

"Мои творения", - подумал Человек, и перед ним встали образы людей, многие из которых запомнились на всю жизнь и часто являлись раньше по ночам. Людей, погибших при строительстве плотин, погибших по разным причинам...

- Иди к нам, - звали они его и тянули сквозь стволы длинные руки с крючковатыми пальцами. - Ведь ты все делал для нас, для людей!

- Нет! - закричал Человек и выдавился из только что приобретенного тела. Тонкой прозрачной струйкой устремился он вверх сквозь рыбу, гниющие стволы, через крышу.

- Только бы остаться собой. Начать новое дело, - он поднимался к облакам. - Вода, дающая жизнь. Стану каплей чистой воды, начну дождь. Ведь дождь - это жизнь, - и он ринулся прямо в тучу.

Туча набухала, впитывая воду, тяжелела и, наконец, не выдержав, грянула дождем.

"Снова могу творить доброе, вечное!", - думал Человек, падая первой каплей. Эта капля попала в пруд, огороженный земляной дамбой, и на мгновение застыла на поверхности воды. - "Куда я попал? Какое-то сонное царство. Надо всех разбудить! Чем больше энергии я отдам, тем плодороднее будет земля! И Николай Егорович где-то рядом. Он зовет меня!" - и капля закружилась, увлекая за собой соседей. На поверхности пруда образовалась глубокая воронка. Медленно вращаясь, эта воронка подошла к земляной дамбе и углубилась в грунт. Все глубже и глубже зарывалась она, раскидывая землю.

- Главное - начать! - вздыхала вода. И вот через дамбу пробился тоненький ручеек. Первой в нем была капля, с упоением шепчущая: - Вперед! Главное - начать!

Капля заметила бульдозер и поняла, что это и есть Николай Егорович. Радостная, она полетела навстречу, вниз по склону. Какой-то человек прыгнул в кабину бульдозера и направил машину прямо на поток, пытаясь завалить прорыв. Но земля размывалась все больше и больше, осыпалась, и маленький бульдозер уже не мог остановить стремительную реку, захлестнувшую и опрокинувшую его. Бушующий поток устремился в долину...

На следующий день в областной газете появилось небольшое сообщение: "На Н-ском водохранилище во время обильных дождей вода размыла земляную дамбу и устремилась в долину. Водным потоком снесена ферма и два жилых дома, уничтожено пятьдесят голов крупного рогатого скота. При ликвидации аварии погиб один человек..."

Главное - начать!



статьи
статьи
 / 
новости
новости
 / 
контакты
контакты